TSQ by FACEBOOK
 
 

TSQ Library TСЯ 34, 2010TSQ 34

Toronto Slavic Annual 2003Toronto Slavic Annual 2003

Steinberg-coverArkadii Shteinvberg. The second way

Anna Akhmatova in 60sRoman Timenchik. Anna Akhmatova in 60s

Le Studio Franco-RusseLe Studio Franco-Russe

 Skorina's emblem

University of Toronto · Academic Electronic Journal in Slavic Studies

Toronto Slavic Quarterly

Мария Артемчук

"ВИДЕНИЕ" И "ОЛЕГОВ ЩИТ" ТЮТЧЕВА:
СЛИТНО ИЛИ РАЗДЕЛЬНО1


История публикации

Стихотворения, обозначаемые в полных собраниях стихотворений Тютчева как "Видение" (далее - ВД) и "Олегов щит" (далее - ОЩ), впервые были напечатаны в "Галатее" за 1829 г. слитно с "разбивкой всего текста на три части римскими цифрами" [Тютчев: 375].

При втором появлении в печати эти тексты уже были напечатаны раздельно (ВД в подборке стихотворений Тютчева 1854 г.; ОЩ в "Рауте" на 1854 год).

Во всех последующих изданиях стихотворения печатались и функционировали как два отдельных текста.

Постановка проблемы

На основании интертекстуального анализа мы попытаемся уточнить границы текста. Мы предложим аргументы в пользу одной из точек зрения насчет того, являются ли ВД и ОЩ одним произведением, или это два разных стихотворения.

"За" и "против"

Четкая позиция по интересующему нас вопросу никем в исследовательской литературе не заявлена.

Традиционно принято считать, что ВД и ОЩ - два разных текста; их первоначальная совместная публикация является скорее всего случайной редакторской ошибкой.

Но в статье А. К. Гаврилова заявлена противоположная традиционной точка зрения. Исследователь считает, что ВД и ОЩ - одно стихотворение; это пятистрофное ВД, первая публикация которого была правильным решением, отражавшим авторскую волю.

Наиболее убедительным доказательством точки зрения автора этой статьи нам представляется "текстологический" аргумент. А. К. Гаврилов, со ссылкой на примечание Г. Чулкова, указывает, что автограф ВД неизвестен. В то же время в семейном архиве Тютчевых и в альбоме М. Ф. Бирилевой существуют копии ВД, совпадающие с текстом "Галатеи" [Гаврилов: 42].

Наличие двух копий, а также самой статьи А. К. Гаврилова, демонстрирует актуальность и в то же время нерешенность сформулированной нами проблемы.

Авторская воля

Отдельным мы считаем текст, самим автором манифестируемый как отдельный, не являющийся частью другого.

В случаях же публикации тютчевских стихотворений, как правило, трудно говорить о наличии авторской воли как таковой [Лейбов: 69].

Очевидно, что Тютчеву было известно как слитное, так и раздельное написание его стихотворения. Последнее было как бы санкционировано им при публикации ОЩ в "Рауте" 1854 г.

Тем не менее нам не известно никаких свидетельств авторской рефлексии по поводу этого спорного случая. Сам Тютчев явно ни подтверждал, ни опровергал ни один из вариантов.

В данном случае для решения вопроса, один это текст или два, нам нужны другие критерии и факты.

Подтексты "Видения"

"Видение" традиционно считается "загадочным" тютчевским стихотворением; см. к примеру [Гаспаров: 27], [Либерман: 102, 104-105].

1) Тютчевский подтекст

Мы предлагаем сопоставить его с ранним тютчевским стихотворением 1820 г. "Урания" (особенно важны строки 16-27) [Тютчев: 50].

Нам кажется, что развернутый одический зачин (парение на крыльях, возможность увидеть некоторые скрытые вещи, "видения"), используемый Тютчевым в раннем стихотворении, впоследствии мог редуцироваться до двух строф "Видения". Характерно также наличие перекличек "Урании" не только с ВД, но и непосредственно с ОЩ.

Таким образом, ВД, по нашему мнению, является своеобразным аналогом одического вступления к ОЩ.

2) Державинский подтекст.

Отметим фактор, возможно, актуализующий "державинский фон" ВД: "Видения наряду со снами, предсказаниями, пророчествами составляют целую категорию стихотворений у поэтов предшествующего поколения (например, "Видение мурзы" Державина)" [Гаврилов: 43-44].

Подтексты "Олегова щита"

1) Библия.

Во второй строфе "Олегова щита" - "Как некогда ты вел в пустыне / Свой избранный народ!.." - дается отсылка к Ветхому Завету: "И двинулись сыны Израилевы <…> и расположились станом <…> в конце пустыни. Господь же шел пред ними днем в столпе облачном, <…> а ночью в столпе огненном, светя им, дабы идти им и днем и ночью. Не отлучался столп облачный днем и столп огненный ночью от лица всего народа". Отметим повторяемость в данном фрагменте библейского текста словосочетания "столп огненный" (Исх. 13, 20-22).

2) Оссиан.

а) Ю. Д. Левин, описывая типичный оссианический пейзаж, отмечает: "Особенно часто пейзаж озаряется луной, тусклый свет которой, пробивающийся сквозь волны тумана и смутные края облаков, гармонирует со скорбными думами слепого барда. Сама природа, мнится ему, обречена на конечное умирание" [Левин: 14].

б) наличие указанных выше мотивов (луна, облака, тусклый свет, спровоцированные им мысли) в определенном сцеплении дает нам право говорить о некотором "оссианическом колорите" "Олегова щита" (ср. также ранние стихотворения Пушкина 1814 г. "Кольна (подражание Оссиану)" и "Осгар").

Подтексты оды "На взятие Измаила"

1) Библия.

Ода "На взятие Измаила" начинается так: "Везувий пламя изрыгает, / Столп огненный во тьме стоит", что является аллюзией на библейский претекст в том числе и тютчевского стихотворения. (Отметим некоторую маркированность этих строк у Державина; это самое начало оды.) Учитывая сравнительно большой общий объем державинского текста, неразвитость этого сюжета в дальнейшем, а также частотность использования этого библейского сюжета в стихах со сходной тематикой, мы совершенно не настаиваем на связи тютчевского и державинского текстов через этот подтекст.

2) Оссиан.

Довольно обширный оссианический подтекст державинской оды подробно откомментирован Я. Гротом [Державин: 344, 355].

3) Ветхий Завет и Оссиан являются общими претекстами как для державинского, так и для тютчевского стихотворений. Тем не менее очевидно, что они не являются ни оригинальными, ни уникальными для этих авторов.

Более того, отвлекаясь от конкретных текстов, предположим, что скорее всего на основании общих претекстов, актуальных для каких-то двух текстов, говорить о связи самих этих текстов нельзя.

Тем не менее предположим пока гипотетически, что есть некоторые основания сопоставить тютчевские ВД и ОЩ с державинской одой. А общие подтексты - дополнительное основание и повод для этого.

Сравнение текстов

Рассмотрим основной образ ОЩ - собственно Олегов щит. Прослеживая его генезис, А. К. Гаврилов указывает: "До Карамзина о щите Олега писали М. М. Щербатов и И. Н. Болтин, а еще в XVI в. - Мацей Стрыйковский <…> Легенда была известна и поэтам XVIII в. Если Державин в "Оде на взятие Измаила" говорит: "Не вновь ли то Олег к Востоку / Под парусами флот ведет", то вряд ли он не знает самого яркого эпизода, связанного с походом на Царьград" [Гаврилов: 45]; см. также: [Осповат].

Державин пишет: "Сидит, очами озирая: / Как полный месяц щит его". Т.е. у него оказываются "метафорически" соединены ключевые для тютчевского текста образы: месяц и щит (сополагаемые у Тютчева скорее метонимически).

В трех державинских строфах ("Уже в Эвксине с полунощи <…> То будет ныне или впредь!") видно объединение мотивов обоих тютчевских стихотворений - ВД и ОЩ. Особо отметим образ условной "колесницы" ("За ним златая колесница / По розовым летит зарям; / Сидящая на ней царица, / Великим равная мужам…").

В рассмотренных нами тютчевских и державинском стихотворениях важно соединение интересующих нас мотивов; появление их вместе на небольшом текстовом пространстве в сочетании с одинаковой - именно "турецкой" - темой. Именно это позволяет нам сополагать эти тексты, указывая на их взаимосоотнесенность.

Заключение

Если наше предположение верно, и "Ода на взятие Измаила", с одной стороны, а ОЩ и ВД - с другой, соотносятся, то этот факт свидетельствует в пользу изложенной нами выше точки зрения А. К. Гаврилова: ВД и ОЩ - один текст и первоначальное его напечатание было правильным (вопрос о том, что впоследствии эти тексты стали функционировать именно как два стихотворения, мы в данной статье не рассматриваем). Таким образом, к приводимым А. К. Гавриловым доказательствам прибавляется еще одно - интертекстуальное.

ЛИТЕРАТУРА

Державин: Державин Г. Р. Сочинения с объяснительными примечаниями Я. Грота: В 9 т. / Изд. Имп. Акад. Наук (Первое изд.) СПб., 1864-1883.

Гаврилов: Гаврилов А. К. "Видение" Ф. И. Тютчева: История жанрового переосмысления // Жанр и композиция литературного произведения. Петрозаводск, 1989.

Гаспаров: Гаспаров М. Л. Записи и выписки. М., 2000.

Левин: Левин Ю. Д. Оссиан в русской литературе (конец XVIII - первая треть XIX века). Л., 1980.

Лейбов: Лейбов Р. Г. "Лирический фрагмент" Тютчева: жанр и контекст. Тарту, 2000.

Либерман: Либерман А. О пейзажной лирике Тютчева // Russian Language Journal. XLIII. 1989. № 144.

Осповат: Осповат А. Л. "Олегов щит" у Пушкина и Тютчева (1829 г.) // Тыняновский сборник. Третьи Тыняновские чтения. Рига, 1988.

Тютчев: Тютчев Ф. И. Полное собрание стихотворений. Л., 1987.


  1. Более полный вариант статьи см. в интернете по следующему адресу: http://www.ut.ee/cno/schit.html
  2. step back back   top Top
University of Toronto University of Toronto